прадед Анатолий Шорохов

Анатолий Шорохов — золотой прадед!

Так уж вышло, что творчество Анатолия Шорохова находится под пристальным вниманием «Славы Севастополя». И это не случайно, потому что Анатолий Федорович проработал в нашей газете художником почти тридцать лет. Сам он родом из Сибири, по вызову газеты приехал в Севастополь после окончания московского института. Приехал не один, а с замечательной женой Любой и удивительно тогда похожей на отца маленькой Инночкой. Как в каждом сложившемся коллективе, мы тогда в соответствии с добрым временем общались семьями, отмечали государственные и семейные праздники, выезжали в лес и к морю. Все мы радовались, когда Инночка с медалью закончила школу, когда вышла замуж и родила сына Васю. Любопытно, что Толя Шорохов стал самым молодым дедом среди мужской половины нашей редакции, и, надо сказать, он очень гордился этим своим званием. Когда Вася чуть подрос, он, как и все редакционные дети, тоже стал принимать участие в редакционных «утренниках», причем на новогодних карнавалах его костюмы, сшитые рукодельницами бабушкой и мамой, были выше всяческих похвал.
Чем дальше, тем, как ни удивительно, годы пролетали все стремительнее, и потому мы не успели оглянуться, как узнали, что у того самого Васи, что плясал у елки в гусарском костюме с высоким кивером, у того самого Васи родились… двойняшки, мальчик и девочка и их назвали Роман и Екатерина. И это значит, что наш Анатолий Федорович стал… прадедушкой. И опять-таки — самым молодым прадедушкой в истории «Славы Севастополя».
По достижении пенсионного возраста Шорохов, оставив редакцию, целиком ушел в живопись и достиг заметных творческих высот. Мы, естественно, заинтересованно следим за всем, что он делает, и радуемся его успехам. На его счету — несколько персональных выставок как в Севастополе, так и в Симферополе, его работы неоднократно выставлялись на городских, республиканских и международных выставках. Недавно его картины были представлены в Москве в экспозиции севастопольских художников. Анатолий Шорохов с удовольствием принимает участие в севастопольских пленэрах — так, из проведенных уже пяти он работал в четырех, а на последнем был даже назначен организатором работ. Хотя само такое назначение отнимает много времени и требует высокой ответственности, это никак не сказалось на общем итоге его деятельности — на пленэре Шороховым было написано около 30 картин.
Коллеги отмечают высокую работоспособность Анатолия Федоровича и часто задают вопрос: как же ему удается работать так плодотворно? Ответ прост: организованность, самодисциплина и высокое чувство ответственности. Еще в редакции все знали: Толя приходил на работу первым и пока иные сотрудники лишь раскачивались, он уже справлялся с заданием и мог спокойно переключаться на творческую работу — выезжать на натуру, встречаться с героями будущих газетных публикаций, делать их портреты или иллюстрировать очередные репортажи. Сейчас при новой, компьютерной, технологии выпуска газеты потребность в художнике отпала, а тогда без него просто невозможно было обойтись — ведь любой снимок требовал ретуши.
Вот так же Шорохов работал и все последующие годы. С раннего утра — в мастерской, с раннего утра — на этюдах. И потому для него пленэр — не только наиболее яркое проявление его собственных способностей, но и возможность набраться опыта, поработать с настоящими мастерами.
К отличительной особенности художника Анатолия Шорохова надо отнести его способность анализировать и обобщать. Его с полным правом можно назвать художником-философом, и этапные работы последних лет подтверждают его духовный и профессиональный рост. Он не просто пишет, он осмысливает натуру, он строит сюжет, вдумчиво выбирает композицию.
— Если в картине нет предмета размышления, то нет и картины, есть лишь фиксация того, что тебя окружает, — считает Шорохов.
Размышлением и осмыслением наполнены монументальные полотна, которые создает Шорохов в последнее десятилетие. В начале 90-х годов, когда еще не начался развал Союза и никто не мог предположить, что произойдет штурм «Белого дома» или начнутся кровополитные кавказские события, еще тогда Шорохов задумал полотно-предвидение, полотно-предсказание, где три политических деятеля делят, как пирог, герб СССР. Колоски, некогда туго и, казалось, навечно сплетенные, рассыпаются по полотну, где рушатся храмы и разгорается пожар междоусобиц. Кульминационным центром этого полотна становится женщина-миротворица, которая одной рукой собирает оружие, а другой показывает на зло, им совершенное.
Потом были еще две картины такого же философского плана, и они сложились в своеобразный триптих. Для себя Шорохов определил их темой «Камо грядеши?».
— Я уверен, что возможность такого осмысления фактов дала мне работа в «Славе Севастополя». Если бы не газета, я бы, как и многие другие, исправно писал, не мучился бы, не страдал, достоверно отражал то, что видел. А в редакции мы постоянно находились в центре общественного осмысления. И я так жил и так писал не ради того, чтобы продать картину, а прежде всего для самого себя. Это ощущение скорее всего отразилось в картине «Противление», на нас все время что-то накатывает — политические, экологические, нравственные беды. На нас идет сила, которую мы стараемся удержать.
Если вы видели полотно «Противление», то забыть его уже не можете. В центре — мощный круговорот стихии, вода поступает со всех сторон, водопады обрушиваются на людей, которые всеми силами стараются сопротивляться. Напор воды такой, что он затягивает человека, сбивает его с ног, идет борьба за выживание, проверка на выносливость, на сопротивление. Перед натиском силы человек обнажен, он такой, каким пришел в этот мир. Каждый пытается выжить по-своему, выражая свое понимание жизни: кто — молча, стоя под стеночкой, кто — яростно, объединившись, кто спасает не свою жизнь, а наивысшее ее достояние — скрипку как символ музыки и духовности. Центром картины является мужчина, который защищает женщину, основу жизни. Он оберегает ее, ведет к свету.
Свет вообще, а конкретно его луч, огонь свечи, мерцание и отражение огня всегда играют особую роль в живописи Шорохова. Это главный акцент его работ, который присутствует и в «Синопском бое Нахимова», и в ликовании «Победы», и в «Ведах красоты» — полотне-обобщении всего смысла творчества художника.
Он действительно состоялся — Анатолий Шорохов, замечательный человек и вдумчивый художник. Сегодня он осмысливает себя по-новому — как продолжатель рода, как прадед замечательных двойняшек — Романа и Екатерины. Пусть растут они на радость своим родителям.

По материалам газеты «Слава Севастополя»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *