Свежие комментарии
    Архивы

    Размышления о смысле жизни

       Собиралась нынче за праздничным столом семья Шороховых по случаю очень важной даты: маме, Ефросинье Федоровне, исполнилось девяносто лет. Это событие привело в Ишим и Анатолия Федоровича, ее сына, которому сейчас в город детства и приехать, и доставить что-нибудь значительное не так-то просто: живет он теперь в другом государстве.
    Наверное, многое вспомнила в этот день Ефросинья Федоровна: и Дальний Восток, где поселилась с мужем в совхозе «Морфлот», и переезд через всю Сибирь в Большую Ченчерь, и пережитые там годы войны.
    «Перелистала» все полвека, что прожила в Ишиме. Трех сыновей здесь вырастила одна. Многим землякам незаметно, аккуратно, от души помогала подниматься, набирать силу в первой хирургической больнице. Не врачом была — нянечкой, да ведь без младшего медицинского персонала еще ни одна лечебница не обходилась. Прошли годы. Вот и у Анатолия уже «круглая дата» недавно «отметилась» — шестьдесят. Наверное, тоже молодость вспоминает, когда бродит по улицам, заглядывает к друзьям на огонек…

    Старой школы, куда пришел Толя Шорохов в первый класс, уже нет: здание сгорело. Можно зайти в институт. Там тоже была раньше его школа… Но прежде всего спешит он к Григорию Ивановичу, главному своему наставнику. Поседел Учитель, годы изменили походку, но молодо блестят глаза. Здесь как будто снова становишься мальчишкой. Все по-старому: девочки за мольбертами, на стенах нехитрые ребячьи рисунки, на столике те же предметы, глядя на которые сам он, Толя Шорохов, учился рисовать. И по-прежнему увлеченно говорит Григорий Иванович об искусстве. Только почему же так бедно, так тесно? Прошли десятилетия, а обстановка, в которой работает с детьми художник Шарапов, мало изменилась, Помнится, в сорок девятом, когда учились рисовать у него в Доме пионеров, жилось не богаче, но было уютнее, как-то светлее и просторнее.
    Можно зайти и в Дом культуры, где давным-давно играл в оркестре, на альте и на трубе, и энергично, с удовольствием создавал декорации для спектаклей самодеятельного театра, для детских праздников и торжественных вечеров — едва успевали подбрасывать фанеру и ткани. Ну, а здесь, в кинотеатре, известной «тридцатке», столько «наделал» афиш — не перечтешь. Вот, пожалуй, и все главные «памятные места»…
    Живопись, музыка… Но еще и спортом занимался Анатолий Шорохов. В армию пошел со вторым разрядом по стрельбе и хоккею, а в футболе достиг третьего. Служил в Москве. Вернувшись в Ишим, снова стал художником-оформителем в Доме культуры. Поступил в Московское художественное училище, окончил в 1963 году его художественно-педагогическое отделение.
    Дипломную работу «Воспоминания о войне» Анатолий Шорохов выполнял в Севастополе. Ходил по улицам, добирался до окраин, бродил у моря и рисовал, рисовал… Зашел в редакцию местной газеты «Слава Севастополя», показал свои работы, выполнил несколько заданий. И после запроса редакции в министерство по окончании училища получил назначение в Севастополь. Там и остался на всю жизнь: в знаменитом неповторимом городе, в газете, где делал первые шаги как художник-график. Сейчас А.Ф.Шорохов — член Союза журналистов и Союза художников Украины. Его произведения не раз выставлялись в клубах и дворцах культуры, в кинотеатрах и учебных заведениях. Неоднократно он принимал участие в республиканских выставках. А как же спорт? Анатолий Федорович и здесь преуспел. Окончил школу спортсменов-подводников ДОСААФ, стал чемпионом Крыма и кандидатом в мастера спорта в сумме троеборья.
    Творчество Анатолия ШороховаТворчество
    Очень трудно рассказывать о произведениях искусства — их надо видеть. Невозможно осветить все многообразие творчества Анатолия Федоровича Шорохова. Это сотни иллюстраций в книгах, рисунки в газете. И огромные полотна. На них хочется смотреть долго и в одиночестве. Тогда унесешь с собой ощущение света и радости. Не все понятно, но это не отталкивает, а требует: смотри еще и думай.
    А что говорит о своих произведениях автор?
    — У каждого человека с возрастом возникает потребность глубже понять окружающий мир. Мне хочется, чтобы у моих картин вместе со мной поразмышляли о смысле жизни и другие люди. Когда я представил свой триптих «Камо грядеши?» на Худсовет, мне сказали, что картина непонятна, мистика какая-то. Но на выставке люди, спокойно переходившие от картины к картине, вдруг у триптиха останавливались, будто наткнувшись на что-то. Может, и не все поняли сразу, но главное — пытались постичь.
    Этот триптих («Покаяние», «Единение», «Противление») в ноябре 1992 года стал главным экспонатом новой персональной выставки художника. В центре триптиха картина «Единение».Седовласые ветераны несут на плечах обтянутыи кумачом гроб. Еще один их ровесник оставил этот мир. Но позади печальной процессии как напоминание о победном пути героев Отечественной войны, светлыми красками передал художник атмосферу праздника Победы. А на переднем плане мальчик, несущий юбилейную медаль умершего, стал символом продолжающейся жизни, преемственности поколений.
    Почти два года работал Анатолий Федорович над картиной «Восхождение». Замысел возник, когда на мысе Феолент был воздвигнут крест как символ христианской веры. Художник использовал этот факт, чтобы изобразить вечное движение человека к духовности, к свету, к знаниям, к добру. Высоко вверху крест и фигура Христа как бы проявляются из космического света, озаряющего землю и людей, на ней живущих. И люди стремятся приблизиться к Христу, поднимаясь вверх по ступеням длинной лестницы. Идущие убеждены, что рождены не для страданий, что жизнь их будет прекрасной. Это одно из тех произведений, о которых автор сказал: «Я попытался изобразить то, что происходит с нами на этой земле».
    Не только происходит, но и происходило, ведь Анатолий Федорович не раз обращался к историческим темам. Вот, к примеру, эпизод из жизни прославленного российского адмирала Ф.Ф.Ушакова — «Севастополь строится». В начале ноября 1785 года капитан первого ранга Ушаков на корабле «Святой Павел» прибыл в Севастополь. Город и порт только начали отстраивать. Команда сошла на берег. Нужно было срочно построить причал. Один из участников тех событий вспоминал: «Ушаков сам за мастера, офицеры за урядников, унтеры, всех званий и рядовые употреблялись в работе: кто с носилками камень носит и землю, другие колья бьют…»
    Много сил вложил художник в картину «Синопский бой». Работал в музеях и архивах Ленинграда, в морской библиотеке Севастополя. И прекрасно показал бессмертие русского духа. Гибнут русские моряки, падают мачты, полыхают пожары, но корабли Нахимова держат курс к победе. Любовь к России, мужество русских — лейтмотив и другого полотна. «Высота» — так назвал художник свое произведение о последнем бое защитников Севастополя летом 1942 года.
    А это — «Воспоминания о войне». На вспаханном поле остановился трактор. Около него двое: механизатор и его юный помощник, прижимающий к груди найденную в земле каску солдата. «Весна»: молодая мама с малышом, только что научившимся ходить. «Маки Севастополя»; на городской улице встретились двое, моряк принес девушке алые маки. «Севастопольская бухта», «Приморский бульвар» и много других полотен, где запечатлел Шорохов заветные уголки ставшего родным города. Пейзажи, портреты,. натюрморты — множество работ, выполненных «между делом», ведь основное время и силы тратились на оформление газетных страниц и создание иллюстраций к книгам (их оформлено более тридцати).
    Можно рассказывать бесконечно о полных света и мысли полотнах Шорохова. Даже их фотокопии надолго приковывают взгляд. Жаль, что нет возможности не спеша, вдумчиво и с удовольствием рассмотреть его картины. Хотя бы вот эту – «Победа» . В момент работы над ней запечатлел Анатолия Федоровича фотограф.

    Л. САРАФАННИКОВА

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *